адвокатское
бюро

Ясные решения запутанных проблем! +7 (351) 220-02-95
Новые сложности контролируемого банкротства 15.05.2017

Новые сложности контролируемого банкротства

Еще в феврале 2016 года мы анализировали готовящиеся в тот момент изменения в законодательство о банкротстве, направленные на усиление защиты добросовестных кредиторов. Изменения благополучно вступили в силу и, взятая законодателем тенденция уже активно внедряется судебной практикой.


Статья 10 ГК РФ получила новую жизнь.


     10 апреля 2017 года в рамках дела о банкротстве физического лица А40-156294/2016 Арбитражный суд Москвы отказал во включении в реестр требований задолженности перед аффилированным кредитором на сумму более 1,4 млрд руб., хотя наличие этой задолженности и было подтверждено вступившим в законную силу судебным актом. Суд установил следующие факты:


Должник фактически контролирует деятельность кредитора, поэтому в случае удовлетворения требования имущество вернется в распоряжение должника;

Включение требования кредитора в реестр требований позволит должнику контролировать процедуру банкротства;

В действиях кредитора и должника имеется злоупотребления правом, поскольку эти действия препятствуют другим кредиторам реализовать принадлежащие им права, в частности, размер требования аффилированного кредитора не позволит иным кредиторам получить удовлетворение своих требований;

Кредитор не предпринимал действий, направленных на получение исполнения по обязательству вне рамок процедуры банкротства.


      Таким образом, установив факт злоупотребления правом суд в установлении требований отказал.


      И еще одно прецедентное дело, связанное с пресечением контролируемого банкротства - А40-147645/2015 . Арбитражный суд выдал исполнительный лист на решение третейского суда, которое по мнению еще одного кредитора – банка, легализовало фиктивный долг. Банк, как кредитор обжаловал это определение.

      В рамках данного дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся судебные акты о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, который стал основанием для инициирования процедуры банкротства. Основанием для отмены послужил отказ суда в проверке на соответствие публичному порядку государства исполнения решения третейского суда. Верховный суд указал, что решения, нарушающее публичный порядок, является судебной ошибкой, свидетельствующей о незаконности судебного акта.


      Судебная коллегия отметила, что в такой категории дел, необходимо учитывать разумность и добросовестность действий и поведения участников гражданских правоотношений в той степени, в какой это будет необходимо для обеспечения защиты прав и законных интересов третьих лиц, не участвовавших в деле, но о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, в частности - кредиторов.


      Дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции. При новом рассмотрении суду надлежит проверить третейское решение на соответствие публичному порядку Российской Федерации. Для проверки следует оценить наличие в действиях сторон третейского разбирательства признаков злоупотребления правом, в частности взаимной связи и согласованности действий, направленных на установление контроля в рамках дела о банкротстве и приоритета в назначении арбитражного управляющего.


      С высокой долей вероятности, учитывая однозначные суждения коллегии Верховного суда, суд первой инстанции при повторном рассмотрении дела в выдаче исполнительного листа откажет. Таким образом, цель минимум – убрать из реестра долг недобросовестного кредитора будет достигнута.


      Следует заметить, что сама по себе отмена решения о выдаче исполнительного листа очевидно не является окончательной целью Банка в этом банкротстве. Банк полагает, что ему, как добросовестному и не аффилированному кредитору надлежит определять кандидатуру конкурсного управляющего.


      Еще год назад я бы с полной уверенностью спрогнозировала, что кандидатура конкурсного управляющего изменена не будет, ведь он уже утвержден. По этому поводу существует однозначная позиция, сформированная Высшим арбитражным судом, даже если после введения процедуры банкротства у заявителя по делу о банкротстве отпадут основания его требований (будет отменено решение, которым взыскан долг) полномочия назначенного арбитражного управляющего сохраняются. Теперь, с масштабным применением ст. 10 ГК РФ, как механизма регулирования доступа аффилированных кредиторов к управлению должником, возможно, что и в этом отношении произойдут существенные изменения.


      Итак, регулирование банкротства продолжает совершенствоваться, а оперирование процедурами усложниться.


Адвокат, партнер АБ «ЛЕ-АРМ»,

Ларионова Мария


Возврат к списку

Вернуться наверх